Странно — не правда ли? Президент крупнейшей державы кидает Путину в лицо страшное оскорбление — называет его убийцей. Ещё лет сто назад из-за подобных заявлений вспыхивали войны (неловкий удар саблей по голове наследника престола Николая Александровича в японскому Оцу многие считают одной из причин будущей русско-японской войны). Но Путин, неловко отшутившись в духе «кто так обзывается, так сам и называется», предпочёл о скандале забыть. При этом при первой же возможности принимает приглашение Байдена на встречу. В чём причина? Всё очень просто: иначе он поступить не мог. Вспомним классическое «короля играет свита», или ту же мысль, развёрнутую Толстым в «Войне и мире» — решение государей — суть — сумма желаний (у Толстого — «произволов») его окружения, то есть по-простому — правящего класса.

А чего в России хочет правящий класс? К чему он стремится с иссушающей, всепоглощающей, обессиливающей страстью? Да к тому же, к чему всегда, за исключением недолгих советских лет, стремилась отечественная аристократия. Русский барин ехал сибаритствовать за границу, вращаться в парижских да лондонских салонах, забывая зачастую родной язык, и российский олигарх стремится туда же. Подальше от отвратительной и опостылевшей России, где вечно ноют эти недовольные ограбленные, где его считают вором и проходимцем, где в предвечерних розовых сумерках за оплетённой колючей проволокой оградой нет-нет да померещится стальной блеск вил. Но вот незадача — если русского барина в салонах принимали за своего, или даже лучше, чем за своего, если у того водились деньжонки, то олигархом как-то брезгуют. Рожей они что ль не вышли, или сивухой от них прёт, или не хватает лоску выпускникам ПТУ средь выпускников Оксфорда, но факт есть факт — сторонятся английские элитарии наших триумфаторов залоговых аукционов. Конечно, и у лорда в милой семейке порой числится пара-тройка работорговцев, с десяток откупщиков и несколько людоедов-колонизаторов. И те, конечно, состояния свои слепили не розы собирая, а сдирая до кости шкуру с покорённых народов, да так, что иные из них после этой милой процедуры не оправились вовсе (поинтересуйтесь, к примеру,в Википедии судьбой тасманийцев). Но вот времена теперь другие, шкуры сдирать стало как-то немодно, и хоть гордо носит иной лорд дедушкин герб, полученный за особые заслуги перед короной на полях какой-нибудь англо-бурской войны, которую пора бы уже давно признать геноцидом, но самого дедушку вспоминает с омерзением. И уж конечно на его реинкарнацию в лице какого-нибудь заезжего краснорожего бандюгана из снежной России взирать не желает. Бандюгану, конечно, это неприятно. Чем, мол, деньги моих хуже? А если ничем не хуже, то и моё место рядом с вами! Лезет со свиным рылом в калашный ряд, а его не пускают. Вот и весь сказ, вот и вся геополитика.

Конечно, деньги обладают некоторым умягчающим и услащающим эффектом, и коллективного нашего героя нашего бы приняли в то общество, пусть и не снимая с подаваемой ему руки лайковой перчатки. Но от него требуют остричь ногти, вымыть чумазую рожу, оттереть, наконец, кровь с рыжих волосатых пальцев. А он не хочет. С чисто русским упорством оне желають влезть как есть — с залоговыми аукционами, с привязанными к деревьям да облитыми бензином конкурентами, с кровавыми миллиардами на офшорных счетах. И потому хоть и буйствует порой, а нет-нет да глянет в сторону супостата. Ась? Не передумали ли? Не приоткрыли ли дубовые двери своих клубов, за которыми в приглушённом свете курительных, над глянцевой викторианской мебелью, вьётся дымок кубинских сигар? 

Потому что там — цивилизация, там закон, который здесь они так привычно топчут, там, наконец, все надежды и мечты. Там уже и виллы построены, а у иных уж и дети подрастают… Не бросать же всего этого ради какой-то там национальной гордости?.. 

от

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *