Путин и хоккей, Иван Грозный и шахматы, и другие хобби власть предержащих

Путин и хоккей

Глядя на то, как играл Путин в хоккей 10 мая 2021, кто-то удивлялся, кто-то вздыхал, а кто-то и крутил пальцем у виска. Выглядело действо и впрямь странно, особенно если вспомнить о том, что в президентской команде немало звёзд отечественного и зарубежного хоккея, вроде Буре и Фетисова. Но президент перекидал их всех, сумев забить аж восемь шайб за полтора часа матча. Ночной хоккей с Путиным — зрелище не для слабонервных, напоминающее о достославных временах великого актёра императора Нерона и гениального возницы Калигулы. Причём, если холуёв Путина, старательно объезжающих шайбу и как от огня бегущих от лобовых схваток с грозным 68-летним хоккеистом, понять можно, то в обнародовании результатов этих «матчей» по центральным каналам есть что-то ламповое, незамутненное. Однако, Путин, определённо, не первый глава России, обладающий странными причудами. Хобби разной степени нелепости и полезности были и у русских царей, и у генсеков. Причём, чем больше времени проводил на высшем посту человек, тем страннее они становились, так что Путин и хоккей, пожалуй, не самое нелепое сочетание.

Содержание

Add a header to begin generating the table of contents

Князь Владимир: женщины и лошади
Царь

До обращения в христианство креститель Руси был тем ещё сибаритом. Гарем князя Владимира насчитывал до 800 наложниц, причём, отнюдь не все девушки оказывались там по доброй воле. «А наложниц у него было 300 в Белгороде, еще 300 в Вышгороде и 200на Берестове… И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц», — пишет, например, «Повесть временных лет». На втором месте после женщин в списке увлечений князя находились лошади. Имени любимого коня Владимира история не сохранила, но известно, что перед смертью правителя России животное привели в княжеские палаты — князь хотел попрощаться с ним лично.

Ярослав Мудрый: книги и строительство

Сын Владимира Ярослав, вошедший в историю под именем Мудрого, отличался совсем другим характером. Для своего времени князь был человеком исключительно образованным. «К книгам прилежал, читая их ночью и днём«, — пишет о нём летопись. При князе шло обширное строительство. Ярослав Мудрый построил софийский собор в Киеве, Софийский собор в Великом Новгороде. Знаю, что кто-то улыбнётся, вспомнив о том, что в известном геленджикском дворце не было книг вовсе. Тут же напрашивается нелепый вывод — мол, будь у России образованный лидер, развитие страны пошло бы иными темпами. Нет, к сожалению, напомню из Маркса: роль личности в истории ничтожно, и из Толстого — правитель не решает куда будет двигаться общество, а лишь отражает в своих указаниях волю большинства, «сумму произволов», как выразился Лев Николаевич. Будет другое общество, сильное, умное, решительное, желающее добра — и к власти никакая посредственность и близко не подъедет не то что на коньках, но даже на танке. Наша задача — строить такое общество.

Иван Третий — регалии и драгоценные камни

Одному из величайших собирателей земель русских — Ивану Третьему страна обязана не только целостностью, но и символикой. Знаменитый двуглавый орёл на гербе появился именно благодаря ему. Известный византийский символ страна получила после женитьбы на племяннице последнего византийского императора Константина Софье Палеолог. Иван Третий любил и драгоценные камни, причём особенно почему-то изумруды.

Иван Грозный — шахматы, драгоценности, астрология

Первый русский царь был человеком начитанным и образованным, но при этом ужасно суеверным. Каждое утро в Александровской слободе, где жил Иван Грозный во время опричнины, устраивались богослужения, за которыми царь проводил целые часы. В последние годы жизни почти любое решение он принимал, предварительно посоветовавшись с волхвами и астрологами. Самый известный из них — английский астролог Элизеус Бомелиус, появившийся при царском дворе в 1570-м году. Он быстро приобрёл на царя влияние, закрепившись и в народном сознании (его прозвали «лютым волхвом»). Однако, Бомелиус не выдержал напряжённой, наполненной ежедневными опасностями жизни при дворе вспыльчивого царя. Собрав накопленные за время службы деньги, он попробовал уехать из России. Царя это предательство возмутило — Бомелиус был пойман и казнён страшной смертью — зажарен на вертеле. Перед смертью мнительность Ивана Грозного развилась до невиданных масштабов, больной и обездвиженный, он ежедневно рассылал в разные концы страны посланников, требуя их свозить в столицу волхвов. «Приказал доставить с Севера немедленно множество кудесников и колдуний, привести их из того места, где их больше всего, между Холмогорами и Лапландией», — пишет, например, английский авантюрист, живший при царском дворе, Джером Горсей. Не облегчившие предсмертных страданий царя колдуны были казнены.

Другую прихоть — любовь к драгоценным камням — царь унаследовал от своего деда Ивана Третьего. Он свято верил в их целебные свойства. Вот какой фрагмент царского монолога о камнях сохранила история:

«Рубин! О, как этот камень оживляет сердце, мозг, дает бодрость и память человеку, очищает застывшую испорченную кровь!

Изумруд – этот драгоценный камень радужной породы – враг всякой нечестии. Испытайте его: если мужчина и женщина живут друг с другом в распутстве и около них этот камень, – он лопается при злоупотреблении природою.

Вот сапфир: я очень люблю его. Он охраняет. Дает храбрость, веселит сердце, услаждает все жизненные чувствования, пленяет глаза, прочищает зрение, удерживает приливы крови, укрепляет мускулу, восстанавливает силы».

Ну и последняя любовь Ивана Грозного — шахматы. Царь не только прекрасно играл в них (видимо сказывался природный стратегический талант), приглашая разделить развлечение ближайших соратников (того же печально известного Малюту Скуратова), но и коллекционировал необычные фигурки. У него были шахматы из слоновой кости, из драгоценных камней, из чёрного и красного дерева. Умер царь также за игрой в шахматы.

Алексей Михайлович — соколиная охота и религия

«Тишайший» царь увлекался охотой вообще и с соколами в частности. Московская топонимика сохранила следы царской страсти — так, район Сокольники назван так в честь базы царских крылатых питомцев, на которой их натаскивали на дичь. Там же расположена улица Ширяевская. Ширяем звали любимого сокола царя, который погиб, разбившись при приземлении. Другая страсть царя часто удивляет исследователей, знавших об его западнических и либеральных склонностях. Он очень любил религию, причём относился к службам с такой фанатичностью, что, порой, прерывал их и набрасывался на священников, если в чтении Писания допускались ошибки. Протопоп Аввакум, к слову, приблизился к царю именно узнав об этом его свойстве. Однако, возобладала, как известно линия патриарха Никона, апофеозом которой стала известная церковная реформа и строительство Новоиерусалимского монастыря.

Пётр Великий: хирургия и сапожничество

Перечислять абсолютно все увлечения царя Петра 1 бессмысленно — перечень занял бы десятки страниц. Но среди множества склонностей царя выделялись несколько довольно забавных. Так, Пётр Великий увлекался хирургией, причём считал себя в этом деле докой. Он носил с собой набор инструментов для вырывания зубов (кстати, все зубы, вырванные императором, хранятся ныне в петербургской кунсткамере), и был не прочь побаловаться вскрытием. Причём, зачастую процесс этот начинался на ещё тёплом теле умершего под царским скальпелем. С этим увлечением связано немало забавных историй. Так однажды шут Балакирев привёл к царю свою жену, дабы тот вырвал ей больной зуб. Пётр с радостью выполнил просьбу, но удивился тому, что вырванный корневик не имел признаков болезни. Тогда Балакирев признался — сам-то он, человек слабый и тщедушный, дородную жену бить боится, потому и привёл к царю — тому-то она возражать не посмеет.

Царь Пётр Великий любил тачать сапоги. Причём, сделанную обувку не ставил на полку, а дарил приближённым — Лефорту, Меньшикову и другим.

Анна Иоанновна — стрельба и зимние забавы

Период правления Анны Иоанновны в памяти России сопряжён с бироновщиной и дворянским самодурством. Императрица любила выехать на санях в город, причём, мчалась сломя голову, сбивая случайных прохожих, обожала шутовские выходки, а также любила…стрельбу. Даже смертельно больной, ей выносили на балкон дворца кушетку, с которой она стреляла по пролетающим птицам. Что интересного находила она в этой неженской забаве, неясно, но известно, что увлекалась страстно, меняя подаваемые ружья часами.

Любила царица и пышные праздненства с фейерверками и парадами. Самый известный из них — шутовская свадьба в Ледяном доме — до сих пор символизирует всю ту жестокую и злую эпоху в глазах потомков.

Елизавета Петровна: охота и путешествия

Дочь Петра Великого во многом не оправдала надежд, возлагавшихся на неё обществом, уставшим от бироновщины. Женщина она была вздорная и самовластная. К примеру, такой штришок: однажды неудачно постригшись, она приказала всем петербургским гранд-дамам обриться налысо… Однако, от своего отца она унаследовала страстность и энергию, чем и запомнилась, пусть и не сумев направить их в созидательное русло.

Главной страстью Елизаветы Петровны была охота. Она охотилась с малых лет и могла проводить за этим занятием целые дни и месяцы, забавляясь с собаками, рыская со свитой по лесам и полям. Любила императрица и путешествовать. Причём пользовалась любым предлогом для того, чтобы выбраться из дворца. Императорский поезд летел то на богомолье в отдалённый монастырь, то инспектировать какой-нибудь новый гарнизон. Если никаких дел не предстояло, императрица просто ездила из Петербурга в Москву и обратно безо всякой цели.

Екатерина Великая: журналистика

Порфироносная «Фелица», как назвал Екатерину Державин, отличалась от своих предшественников не только широкой образованностью и начитанностью, но и мягкостью нрава. При ней были отменены пытки, смягчены нравы, в дворцовый обиход вошли разговоры о литературе и образовании. Царица переписывалась с Вольтером, выкупила библиотеку Дидро, оказавшегося в тяжёлом положении. Её указ о вольных типографиях дал начало массовой прессе в России. Да и сама царица не отставала — она основала журнал «Всякая всячина», являясь его редактором и журналистом одновременно.

Интересны некоторые царские мысли относительно природы власти и взяточничества. Они актуальны до сих пор, в том смысле, что и сегодня роятся во властных головах почти в неизменном виде. Так, Екатерина писала, что жалобщики «сами искушают судей взятками». Сравните это с недавним песковским «чтобы взятки перестали брать, надо перестать их давать». Екатерине в «Смеси», одном из журналов, родившемся из её же указа, ядовито ответили, что это настолько же «на правду походит, как то, что чорт искушает людей и велит им делать зло». То, что сегодняшние граждане отвечают Пескову, печатно передать не удастся. Интересна и другая историческая параллель: поигравшись в свободу прессы, Екатерина её плавно прикрыла. Журналы были разгромлены, некоторых их издателей (например, знаменитого Новикова) и вовсе посадили. Не это ли происходит и сегодня в России, когда одно за другим запрещаются СМИ (под ярлыком объявления их иноагентами). Стоит только напомнить, что эпоха Екатерины породила Радищева сотоварищи, дав росток русской революции…

Николай Первый: мода и рисование

Эпоха Николая Первого оказалась эпохой муштры, шпицрутенов и солдатчины. Но любопытная деталь: автор этих прекрасных нововведений придумывал войскам военную форму сам. Николай Палкин долго и с любовью просиживал за выкройками, кропотливо подбирал цвета шевронов и фасоны голенищ для военной формы. Утверждали, что кое-что он шил и сам. Забавно, что эта страсть распространялась исключительно на стиль милитари как сказали бы сегодня, в повседневной же жизни Николай модником не был и наряды не менял, ходя в однотипных серых костюмах или в той же военной форме.

Другая склонность Николая — рисование. Впрочем, и тут этот солдафон не был оригинален, изображая преимущественно военных разных стран. Известны, к примеру, его акварели с изображениями итальянских и немецких солдат. Полюбуйтесь, например, на это:

Николай Второй: автомобили и фотография

Этот царь шёл в ногу со временем. В Царское село поступали все новинки техники — граммофоны, телефоны, фотоаппараты. Одной из главных страстей Николая были автомобили. Их у него в специально построенном в Петергофе гараже насчитывалось около десятка. Марки самые разнообразные: «Мерседес», «Рено», «Пежо» и самый любимый Delaunay-Belleville. Вот как выглядел гараж Николая Второго:

Любимым автомобилем Николая Второго был Delaunay-Belleville с более-менее приемлемыми даже на сегодняшний день характеристиками. Машина с 70-ти сильным движком разгонялась до 100 километров в час.

Общая стоимость машин царя превышала сто тысяч рублей — огромные деньги по тем временам.

Любил царь и фотографировать. Сохранилось около восьми тысяч снимков, сделанным им лично. Значительная часть среди них — автопортреты.

Причём, нравилось ему и позировать, причём композиции часто выбирались шуточные. Как вам, например, такое:

Владимир Ленин: шахматы и книги

Владимир Ильич был, как известно, великим тружеником, большую часть жизни он провёл за письменным столом (только подумайте — в среднем писал по семь страниц в день, не отвлекаясь на выходные и праздники. Однако, любил и развлечься — главным образом игрой в шахматы. Вторая его страсть — литература. Предпочтения его известны — в первую очередь это Лев Толстой, о котором Ленин написал аж две объёмные статьи,разошедшиеся на цитаты («Лев Толстой — зеркало русской революции). У Толстого Ленин часто перечитывал отдельные места. Например, его восхищала сцена утиной охоты Левина из «Анны Карениной», которую он перечитывал много раз. («Захотелось прочитать сцену охоты, да вот, вспомнил, что надо написать товарищу»), — замечает он в одном из писем. Читал он и Чехова, особенно «Палату N6», которая поразила его. Н.К. Крупская вспоминает, например, что после прочтения текста Владимир Ильич всю ночь не мог заснуть. Любил Владимир Ильич и Чернышевского, роман которого «Что делать?» «буквально перепахал» будущего революционера.

Иосиф Сталин: биллиард, коллекционирование часов, кинематограф

Хобби Сталина были более разнообразны, чем у Ленина. В частности, он очень любил биллиард. На каждой его даче стоял стол для этой игры, и он не упускал возможности после работы покатать шары с Микояном, Жуковым или Хрущёвым. Также он любил собирать часы, причём азартно менялся ими со своими приближёнными. Так, начальник протокола Кремля Чадаев вспоминает: «Однажды при докладе Сталину, когда я левой рукой положил перед ним на стол несколько документов (в правой руке держал папку), он вдруг схватил меня за левую руку и не без иронии произнес: «Скажите, пожалуйста, какие у него интересные часы… Это что за часы?»
Я ответил, что это швейцарские часы, которыми пользуются американские летчики. Часы не боятся ударов, воды и магнитного притяжения. Мне их недавно подарили». Чадаев подарил Сталину часы, а в обмен получил другие — золотые, специально купленные для этой цели начальником его охраны генералом Власиком, которому пришлось немало побегать, отыскивая ходики.

Другая страсть Сталина — кинематограф. Вождь отсматривал практически все новинки кино (их тогда, слава Богу, было немного). Посмотрев фильм, он нередко оставлял рецензию, зачастую решавшую его судьбу . Нравились ему в основном комедии — «Волга-Волга», «Весёлые ребята», и т.д. Картины зачастую смотрелись по ночам, причём для этих целей и в Кремли, и на ближней даче вождя были построены кинотеатры. Любопытно, что фильмы о себе самом Сталин не любил, говорил, что получается там слишком хорошим, лучше, чем в жизни.

Никита Хрущёв: космос и мемуары

«Кукурузный вождь» увлекался не только сельским хозяйством. Он пристально следил за космическими успехами страны,частенько вмешиваясь в научные процессы. Причём, делал это неумело — так, он заставил конструкторов под руководством Королёва запустить в космос собаку Лайку, когда системы навигации космического корабля, прототипа будущего «Востока», ещё не были готовы. В результате животное погибло мучительной смертью. Выйдя на пенсию, он занялся написанием мемуаров. Но какими же слабостью и бездарностью от них веет. Читаешь этот грубый, неуклюжий текст и поражаешься: такая слабость мысли, такая бездарность — и это после гениального Ленина, задорно спорившего с Михайловским, после того же талантливого Сталина? Странно, думаешь, что этого недалёкого, глупенького человека вообще вынесло в руководство государством. И тут же понимаешь, что советская идея действительно свернула не туда — только политической ошибкой, только несвободой и, следовательно, вымыванием из руководящих органов лучших кадров в угоду тупым и верным можно в принципе объяснить человека, вроде Хрущёва в Кремле. Много расписывать не буду, текст по ссылке выше говорит сам за себя.

Леонид Брежнев: награды и охота

Про склонность «дорогого Леонида Ильича» вешать на себя награды что значки, сказано немало. Апофеозом этого позора оказалось награждение его орденом Победы, который получали только те, кто непосредственно входил в высшее руководство держав-победительниц во Второй мировой. Слава богу, после смерти бывшего генсека награждение было отменено.

Но помимо прочего увлекался генсек и охотой. Охотился он обычно в известном охотхозяйства «Завидово». Любимыми трофеями были косуля, лиса и особенно кабан-секач. Выглядело действо довольно забавно: Брежнев вставал на специальной заимке, и на него «выпускали» заранее подготовленное, зачастую ручное, животное. После охоты обыкновенно устраивался банкет, на который приглашались все присутствующие, в том числе охранники и егеря. Брежнев был демократичен, да и время на дворе стояло советское.

Борис Ельцин: теннис

Кто был самодуром, так это Ельцин. Мемуары Коржакова пестрят неприглядными подробностями — тут и скинутые в пьяном угаре за борт прогулочного корабля женщины, и многонедельные загулы, и страсть к роскоши, даже удивительная у бывшего партаппаратчика. Весёлый штришок — спальню в Кремле для Ельцина разрисовали, по словам Коржакова, античными фигурками и ангелочками. Глава обкома КПСС, пусть и бывший, который почивать изволит под пышными амурами и зефирами — в этом есть что-то декадентское. Впрочем, у всей этой перестроечной камарильи и никогда вкуса не было.

О пьянстве Ельцина сказано много, но была у него ещё одна странная страсть — любил он поиграть в теннис. Для этой цели в доме на Осенней улице был выстроен специальный корт. Играть он предпочитал не абы с кем, а с теннисистами профессионалами, в том числе с Кафельниковым, бывшим одно время первой ракеткой мира.

Вывод, собственно, напрашивается сам собой. Власть отравляет и развращает. С другой стороны, мир второй волны с его безграничными властными возможностями для отдельных лиц уходит в прошлое. А с явлением волны третьей, с её дезинтеграцией и распадом централизованных властных институтов, эти психологические перекосы человечество оставит позади.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *