Кто бы что ни говорил, а ситуация выглядит минимум странно: человек 14 лет провёл во власти, причём 12 из них — в главном законодательном органе страны — Госдуме. И вдруг, когда он избрался губернатором, разгромив прокремлёвского ставленника Шпорта, когда в его регионе дважды прокатили «Единую Россию», а затем когда он показал самые низкие результаты по явке на путинское обнуление вдруг оказалось, что он — страшный убийца и преступник, которого надо немедленно задерживать и судить. Совпадение странное да странно выглядят и аргументы обвинения. Добро бы хабаровский губернатор проворовался — в это ещё вполне можно было бы поверить, но «шьют» ему нечто странное — какие-то убийства, совершённые аж пятнадцать лет назад, причём свидетельские показания по ним получены от неких заключённых, отбывающих срок. Для суда и следствия, как известно, есть три категории сомнительных свидетелей — заключённые, бомжи и наркоманы. Нормальный судья обыкновенно с опаской относится к их заявлениям в суде — люди они подневольные, зависимые и наговорить по указке полицейского могут чего угодно. Если в деле Фургала кроме заключённых других авторитетных обвинителей не появится, можно смело утверждать, что оно полностью придумано следствием. А предпосылки к этому уже имеются: процесс уже сейчас стыдливо сделали закрытым. Не потому ли, что в ином случае шаткость обвинения станет очевидна даже слепому?

Так или иначе, эти доводы, вероятно, пришли на ум не мне одному: хабаровчане второй день подряд выходят на несогласованные митинги в поддержку опального главы региона. Удастся ли отстоять Фургала? И, главное, получится ли у Кремля, как в Приморье, навязать региону собственного ставленника из «Единой России»? Как известно, в своё время Фургал был одним из четырёх губернаторов, избранных на волне протеста против пенсионной реформы. Остальные трое — Сипягин во Владимире, Левченко в Иркутске и Коновалов в Хакасии уже не раз сталкивались с системными проблемами. Левченко уже прогнали в отставку, Коновалова в режиме нон-стоп «мочат» федеральные СМИ, а Сипягину удаётся оставаться на плаву только благодаря тому, что он, кажется, решил держаться тише воды и ниже травы, и не проводит никаких административных реформ в регионе.
Думается, «нагнуть» мятежный регион Кремлю всё-таки удастся, и это в очередной раз окажется уроком обществу и слабоорганизованой оппозиции, которая пока не решается серьёзно выступать против власти. Слабость оппозиции, впрочем не в том, что она боится или не хочет уверенно противостоять власти, а в том, что за ней нет никакой идеи. Мы сейчас проживаем странный период, когда авторитет власти с каждым уже не годом, а месяцем, пробивает новое дно, однако, и противники её бессильны в отсутствии идеи, что объединила бы людей. Это аморфное время постепенно проходит и в обществе сначала стихийно, затем всё осознаннее формируется запрос на идеологию, на перемены. Неважно что выберут люди — реставрацию же социализма, что, признаться, мне наиболее симпатично, или некую социал-демократическую парадигму, однако очевидно, что нынешнему тёплому болотному благополучию постепенно приходит конец. Люди уже готовы выходит на улицы, пока чётко не понимая и не сознавая — за что, они вконец отказываются верить и власти и правоохранителям, а это уже — прямой бунт против системы. Скоро эти тенденции станут повсеместными, а затем появятся и первые настоящие идеологизированные борцы, которым властям нечего будет противопоставить.

от

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *