У последней черты: дело Ивана Сафронова раскололо либеральную оппозицию


Дело арестованного за госизмену бывшего журналиста «Коммерсанта», а затем — советника Рогозина Ивана Сафронова оказалось некой лакмусовой бумажкой, продемонстрировавшей расклад сил внутри либерального политистеблишмента. Главным образом потому, что вынудило многих лидеров мнений разоблачиться, сделать выбор между профессиональной и общечеловеческой этикой, что само по себе — случай довольно редкий и потому заслуживающий внимания.
Напомню, что Сафронова арестовали по обвинению в госизмене. Уже сама по себе формулировка следствия разделила общественников и коллег. Одни утверждают, что рядовой журналист Сафронов не мог иметь отношения к гостайне и, следовательно, ему нечего было выдавать, и, более того, обвинение в госизмене становится некой затычкой в каждой пробке, инструментом, всё чаще используемым спецслужбами, чтобы убирать ненужных людей. Процесс по таким делам автоматически засекречивается, и что там происходит за закрытыми судебными дверями — смехотворные ли доказательства приводит обвинение или же железобетонные — одному Богу ведомо. Аргументы правоохранителей, дескать, могут быть и совсем невесомыми, зато срок окажется вполне осязаемым и совсем немаленьким — по таким случаям обычно светит по 20-25 лет заключения. Другие уверяют, что Сафронов действительно мог разгласить нечто секретное, но сомневаются, подлежит ли ответственности человек, не подписывавший никаких документов, не имеющий официального доступа к материалам ограниченного ознакомления. Пока суд да дело, коллеги заключённого под стражу журналиста начали выходить на Лубянку, к зданию МВД и Генпрокуратуры с одиночными пикетами, где их последовательно задерживали. Единственным человеком, кроме записных кремлёвских журналистов, отказавшимся принимать участие во всеобщем празднике непослушания, оказался Навальный. Он заявил, что Сафронов, дескать, продался власти, согласившись на должность в Роскосмосе, и это само по себе делает его защиту бессмысленной, а защитников ставит в двусмысленное положение. Разумеется, главный оппозиционер потонул в море негативных откликов, которые написали примерно все, так или иначе знавшие Сафронова и принимавшие участие в его защите. Голунов, недавно спасённый всеобщими усилиями из рук правоохранителей, так и вовсе припомнил Навальному все грехи и даже обвинил его в использовании материалов того же Сафронова для собственных расследований по линии Минобороны.
Вся эта ситуация продемонстрировала, до какой степени изменился протест за последние десять лет. Если в начале десятых сотрудничество с властью ещё не было чем-то очень зазорным, если журналист или политик ещё не переставал быть рукопожатным в случае, посещая кремлёвские банкеты или участвую в различных общественных палатах и советах по правам человека, то сегодня между властью и либеральной оппозицией проведена красная линия, перешедший которую становится врагом и изгоем. Действует логика «кто не с нами, тот против нас», полудрузей, полусоюзников, тех, кто утром ручкается с людьми со Старой площади, а вечером покуривает кальян в «Жан Жаке» в обществе Ройзмана и Альбац, навальнисты, а, значит весь активный протест, не только не принимают, а активно отторгают. И этот водораздел, что важно, существует не только в оппозиционном стане, инцидент с Сафроновым выявил то, что в не меньшей степени он присутствует и в среде прокремлёвской. Посмотреть хоть на либерального балагура, псевдодизайнера Лебедева, который полностью встал на сторону власти в случае с Сафроновым.
То, что диалог в настоящий момент уже невозможен, что противостояние оппозиции и власти переходит в терминальную стадию, предшествующую открытому конфликту, очевидно. Вопрос в другом: готово ли к этому конфликту общество? Общество не то чтобы благополучное, но и не гибнущее с голоду, не воюющее, не конфликтующее? Читатель может со мной поспорить, но боюсь, что пока нет. Навальный сотоварищи, кажется, размахивают мечом перед административной армией, не имея за спиной ни ресурсов, ни союзников. Боюсь, пожар раздувать начали слишком рано, а, значит, развязка конфликта может оказаться драматичной…

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *