Что будет с Россией в ближайшие годы? Точный прогноз

Когда-то давно (в 98-м году) я завёл интересную рубрику в газете «Правда Россия», в которой тогда работал. Это был цикл публицистических заметок, в котором я пытался угадать векторы потенциального развития страны. Про себя я называл её «Куда всё идёт?» Читателям она, кажется, пришлась по вкусу — правда, в первую очередь как площадка для полемики. Со мной спорили не соглашались, но тема всегда вызывала интерес. Позже я продолжил этот цикл в других изданиях — московских и региональных, где сотрудничал или работал.
Многие мои прогнозы, признаться честно, не сбывались. В частности, в 98-м году я был убеждён, что Кириенко будет постепенно замещать Ельцина в управляющей должности. А буквально через неделю он был смещён с поста. С другой стороны, напомню, именно премьер-министр заменил Путина, а сам Кириенко оказался политическим долгожителем, и по сей день не вылезает из руководящих кабинетах.
С другой стороны, некоторые прогнозы сбывались, правда, в несколько изменённом виде. Так, коллеги частенько подтрунивали надо мной, когда я в 2002-м говорил, что будущее протестов за либералами, которые будут противопоставлять себя бронзовеющему Путину. Мне казалось, что пик противостояния придётся на 2008-й год (как раз в те годы был создан комитет 2008 с Хакамадой, Немцовым и кем-то ещё. Я ошибся на три года — первые масштабные протесты пришлись на 2011-й год. Но не ошибся в том, что во главе его оказались либералы и в том, что Путин к этому моменту успел основательно забронзоветь.
В 2014-м году я считал (на фоне всеобщего патриотического подъёма и уверенности горячих голов чуть ли ни в ближайшем возрождении СССР), что Красная весна захлебнётся, ДНР и ЛНР сделаются марионетками Москвы и там будет скалькирована кремлёвская властная парадигма — то есть создан ряд кланов, который станет делить имущество, бороться за ресурсы и проч. Теперь можно судить, прав был я или нет. Также тогда я считал, что рейтинг Путина пойдёт на убыль, но ошибся со сроками и причинами — мне казалось, что настанет спад года через полтора, то есть в 16-м году и причиной окажется чудовищный мировой кризис. Конечно, у меня и в мыслях не было, что Путин сотоварищи решаться на политическое харакири с пенсионной реформой и непопулярными налоговыми законами на фоне продолжающегося ослабления рейтингов. Правда, незадолго до выборов я уже писал и о реформе, и о новых налогах — но то не моя заслуга, земля уже полнилась слухами до такой степени, что шила в мешке утаить было невозможно.
После этой небольшой ретроспективы позвольте предложить своё видение событий ближайших двух-трёх лет.
Очевидны сейчас два основных тренда — во внешней политике речь, очевидно, будет идти о снижение военной активности. Скорее всего олигархат (часть которого — собственные друзья Путина) попробует нивелировать негативные последствия от действий в Сирии и других регионах — политических очков внутри страны это всё уже не приносит, а по кошелькам жирных котов бьёт сильно.
Второй же — концентрация власти на внутренней политике. Скорее всего падение популярности Путина запустит центробежные процессы вплоть до национальных конфликтов (как это происходит сейчас в Ингушетии) и попыток местных властей в регионах укрепить собственный авторитет, раз уж они не могут больше опираться на съёжившийся как шагреневая кожа авторитет главы государства. Губернаторы начнут заигрывать с народом, чаще ездить по собственным регионам (этот процесс уже стартовал, но пока в рамках рекомендаций АП). И на этих площадках станут всё чаще сталкиваться с конкуренцией. 9 сентября показало — власть сейчас предельно слаба и её может взять кто угодно — хоть никому не известный Коновалов, хоть Фургал. Появится как множество авантюристов, так и серьёзных игроков, представителей местных элит и людей из сфер, взаимодействующих с гражданским обществом (большой потенциал есть у руководителей благотворительных организаций, и проч.)
На фоне этого у руководителей регионов будет крепнуть недовольство центром, потому что Кремль, который бессилен сегодня сплотить общество против внешнего врага, попытается консолидировать его против внутреннего, начав борьбу с политическими противниками. Нас ждут мифы о сотнях и тысячах подпольных организаций, которые спят и видят как бы начать кровавую смуту (сегодняшний подрыв регионального здания ФСБ). А следовательно — стартуют репрессии, которые в первую очередь будут направлены против тех, кто действительно активен в политическом поле — борцов с коррупцией, экологических активистов и прочих людей, выступающих против власти. Конечно, региональным лидерам, ещё зависимым от Путина, придётся поддерживать эту риторику, что будет их раздражать. Наметится раскол по линии взаимодействия центра и регионов, какие-то кремлёвские инициативы будут саботироваться, и этот станет общим местом.
Главное — недалёк конец Путина как политической фигуры, а в целом и завершение периода абсолютной президентской власти, длившегося без малого четверть века. Слишком высоки риски нестабильности в условиях, когда почти неограниченная власть находится в одних руках, а это плохо не только для общества, но и для правящего класса, который становится заложником отдельной личности, способной перекраивать финансовые потоки по своему усмотрению. Это понимают и в Кремле, поэтому власть попытается внести в управление элементы коллегиальности. За место в новых органах станет бороться и путинская элита (роттенберги и ко) и буржуазия ельцинского набора. От успехов экономических преобразований следующей пятилетки зависит то, кто будет править страной ещё в ближайшие лет двадцать и не ждёт ли нас новый масштабный передел собственности.
В целом нас ждёт непростое время с оживлением политического дискурса и вместе с тем с ростом неблагополучия огромных масс населения, секвестирования социальных проектов и дальнейшего ущемления трудящихся.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *