Сейчас много будет говориться (и уже говорится) о нарушенных обещаниях, об обиде, о неверном выборе. Уже пошли эти, хорошо известные тенденции — люди начинают отбирать у Путина выданный ему кредит доверия, всё популярнее разговоры о том, что выборы были подделаны, что имели место подтасовки, и начинают их всегда люди, только вчера таскавшие майки с Путиным и вязавшие на машины георгиевские ленты.
Тема об обманутом народе — давняя, увлекательная, но знаете что? А где был сам народ? Чиновников — два миллиона, защитников режима — солдат внутренних войск — несколько сотен тысяч. Власть против нас — ничто, мы всегда не только вправе, но, главное, в силах сменить её. Где же решимость на это?
Я задаю этот вопрос себе не впервые. Я спрашивал об этом в 91-м году, когда вопреки референдуму разрушался СССР, а я ходил на все митинги, я спрашивал об этом в 93-м, будучи участником обороны Дома Советов, спрашивал в 96-м, когда победа Зюганова казалась очевидной, в 2002-м, после атаки на Норд-Ост, в 2005-м, в 2011-м, в 2014-м…
Почему, говорил я себе, не вышла вся страна защищать великую Россию от развала, почему вся Москва не запрудила улицы, защищая Верховный совет — последний, генеральный оплот красной власти, почему не перешли к действиям, когда хапали по кускам Россию, не вспомнили о 1612-м году, когда узнавали о том, как выводится страна в оффшоры и распихивается по частным карманам? Ответы всегда были расплывчаты — Хасбулатов с Руцким не нравились (выбрали бы своих!), Путину верили (а почему доверяли, не проверяя?), олигархов боялись.
Ну и сейчас почему не вышли на улицы? Очевидно же, что пенсионная реформа была бы отложена, что власть всегда реагирует на всплеск недовольства, если он выражен не в одном стучании по клавишам в сети, но и в стучании каблуками по мостовой. Не так уж страшен Левиафан — достаточно было трём сотням женщин пройтись в дождь по Москве, чтобы вырвать из зубов его тех несчастных девочек. За всё время — ни одного расстрела демонстраций (не считая 93-го), ни массовых посадок, ни давления. На это в Кремле попросту — нет сил! Но почему же у нас тоже не находится сил — отстаивать своё? Предвижу, что снова услышу это — ужасен Навальный, противны профсоюзные организаторы, а ещё — нет времени, надо копать картошку на даче, ещё — апатия — без меня всё решат, ещё — разочарование во всём. Ну так какими же иными словами описать всё это, если не  — заслужили?..

от

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *