Вчерашняя новость о предстоящем обвинении России в отравлении Скрипаля заставила понервничать. Если бы у английских спецслужб оказались твёрдые доказательства против нашей страны, это в лучшем случае означало бы значительное усиление изоляции, в худшем — начало войны. Такими данными могла оказаться официальная переписка или показания агента, задержанного на месте преступления.
К счастью для нас, Путин снова всех переиграл — катастрофы не случилось. Тереза Мэй поделилась довольно расплывчатой информацией о том, что газ, использованный в ходе атаки на бывшего агента, производится в России, однако, точных данных о нашей причастности к инциденту всё-таки нет.
«Либо это были прямые действия российского государства против нашей страны, либо российское руководство потеряло контроль над этим катастрофически вредным нервно-паралитическим веществом и позволило ему попасть в другие руки», — заявила Мэй.
Таким образом, тревога отменяется, во всяком случае до новых обвинений, которые, конечно, не замедлят себя ждать.
Тем не менее, вопросы остаются, и главным образом — в отношении наших спецслужб. Понятно, что от англичан отделались, но так как всем более-менее понятно, кому была выгодна атака, то надо, наверное, задаться вопросом о том, что важнее для государства — разборки с агентами-перебежчиками, какие-то вопросы чести и кровной мести, или безопасность государства?

от

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *